ПОДБОРКИ

Театр

 

Город

 

Моё средневековье

 

vverh
 

МОЁ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

"Звезда средневековая в окне..."

"Красноватое солнце над бурой землёй..."

"Вот ветер летит над сентябрьской травой..."

"Звучание далёкое и тихое..."

Гамлет

"Пронзительное чувство красоты..."

"День рожденья в марте..."

"Под томительный скрип кабестана…"

"Ночная серая пустыня..."

"Если хочешь узнать меня..."

"Всё так изменилось, переменилось..."

Планета людей

"Как не верить в силу слова..."

"Отчего же над нашим домом..."

"И сказка начинается другая..."

"В бесконечном пространстве зрачка..."

"Высокий дом на сумрачном холме..."

 

 

* * *

Звезда средневековая в окне,
Как вещий сон, смутила душу мне.
В висках тревожным пульсом бьётся память.
Всё начинает совершаться вновь;
Неслышным шагом подойдёт любовь,
Любовь с небесно-синими глазами…
Весенний вечер. Засыпает дом,
И не узнать заранее о том,
Что в этот раз назначено судьбой
Для нас с тобой.

 

 

 

* * *

Красноватое солнце над бурой землёй.
Торопливое время убегает сквозь пальцы
Серебристой водой, и высокой травой
Зарастают дороги молитв и скитальцев.

 

Тишина летописца на белом снегу.
Книги, сны, зеркала. Ключ и тайная дверца.
Взгляд в твои небеса – мир замрёт на бегу,
Станет чистым, как свет, и останется в сердце.

 

Чистый лист предо мною. Он белый, как снег.
Чуть дрожит отголосок огня неземного –
Догорает свеча, и на будущий век
Остаётся любовь и творящее Слово.

 

 

 

* * *

Вот ветер летит над сентябрьской травой, и
Тот голос – он снова здесь, вместе с тобою.
Над синей водой это ясное небо,
От жаркого солнца до первого снега…
А тот, кто ушёл, не захочет вернуться,
А тот, кто заснул, забывает проснуться,
И тот, кто не спал, по дороге небесной,
По самой тяжёлой, по самой чудесной,
От солнца до снега, от края до края
Идёт, твоё имя в себе узнавая.

 

 

 

* * *

Звучание далёкое и тихое.
Но за мгновенье пропадёт покой.
Сомкнётся время с временем. Великое
Неслышно встанет рядом за спиной.

 

Застынет мир в тревожном ожидании –
Ничто не исчезает навсегда…
Закат янтарный. Сумрачные здания.
И под мостом свинцовая вода.

 

 

 

Гамлет

Ночь. Театр пуст. Стою один
На тревожной, тихой, тёмной сцене.
Вижу сумрак вековых седин,
Призраков рассеянные тени.

 

Тишина. Огонь в моей груди.
Сквозь века опять шаги я слышу.
Бездна предо мною, впереди,
Та, откуда я когда-то вышел.

 

Руку на эфес я положу
И вздохну – в последний раз – свободно
И «Прощай!» в последний раз скажу
Миру, что был жгучим и холодным.

 

Много раз уже я умирал.
Жизнь – театр. Неотвратим финал.

 

 

 

* * *

Пронзительное чувство красоты,
До дрожи, до стеснения в груди –
От света с бесконечной высоты,
От бесконечно трудного пути.

 

И в этот миг, растянутый на век,
Запечатлеет память навсегда
Мир ослепительный, как самый первый снег,
Как самая счастливая звезда.

 

 

 

* * *

День рожденья в марте,

Серебро на пальце.

Не видны на карте

Города-скитальцы.

 

Этих книг не встретить

В книжных магазинах…

Пахнет тёплый ветер

Морем и бензином;

 

Это то, что знаешь

Только до начала,

То, о чём мечтает

Яхта у причала,

 

То, что наполняет

Ожиданьем парус,

То, о чём мерцает

Высоко Антарес.

 

 

 

* * *

Под томительный скрип кабестана

Ты мечтаешь отправиться в путь,

Чтоб догнать горизонт океана

И солёного счастья вдохнуть.

 

Ждут на картах туманные пятна,

Недочитанный в детстве роман…

Только знай: не вернутся обратно

Те, кого позовёт океан.

 

Да, он манит дорогой счастливой

И свободой в открытой дали,

Да, теченья его прихотливы

И прекрасны его корабли –

 

Но обманут и сила, и слава,

И следов не запомнит вода,

И дублон капитана Ахава

Не получит никто никогда.

 

В мир открытий и солнечных песен

Только ангелы знают пути;

Мир широк, но корабль слишком тесен,

И с него никуда не уйти.

 

Будет сниться незримая суша

Где-то там, под созвездьем Весов…

Океан изотрёт твою душу,

Как упрямую плоть парусов.

 

Ты узнаешь, что странствовать сладко,

И что тягостней нет ничего;

Он истратит тебя без остатка,

И не сможешь покинуть его…

 

Но без грусти уйдёшь за другими

Под беспечную песню мечты,

Раз в крови есть прекрасная примесь

Океанской солёной воды.

 

 

 

* * *

Ночная серая пустыня.
Она у каждого своя.
Молчит простор безбрежно-синий.
Молчит земля.

 

И загорается далёко,
Великой нежности полна,
Звезда над каменной дорогой,
Всего одна.

 

Слышнее времени движенье,
Звучат секунды, как шаги.
Здесь нет ни боли, ни сомненья,
И нет тоски.

 

Одно вселенское молчанье,
Молчанье длительной борьбы –
И всё счастливее сознанье
Своей судьбы.

 

Бескраен путь к земному краю,
Потом – туда, за край земной…
Как жаль, что я ещё не знаю
Пути домой.

 

 

 

* * *

Если хочешь узнать меня – не спеши, дождись ноября,
Пропитайся его туманом, охладись его ветром,
Почувствуй, как ждёт зимы и слушает небо земля –
Между жизнью и смертью,
Между прошлым и будущим,
Между розой и пеплом.

 

Моё вдохновение – вот оно, голые ветви на фоне туч,
Горькая готика осени, ангел в обличье ворона;
Моя улыбка похожа на этот скользящий луч –
То ли солнце над лесом,
То ли сон принцессы,
То ли призрак, уводящий с дороги в сторону.

 

Потрогай замшелый камень, холодный, как сырой подвал
Забытого замка, ведь осень – это средневековье…
Тёмная тяжесть памяти, ждущий тепла металл,
Дух древней легенды
В старинной книге,
Стоящей у изголовья.

 

А потом наклонись к прозрачной воде и посмотри –
Так утекает, засыпает время, не узнанное тобою…
Падают ржавые листья, сгорают в камине зари,
И приходит ноябрь,
И между ненастных туч
Светит небо его голубое.

 

 

 

* * *

Всё так изменилось, переменилось,
Всё стало другим – я не узнаю…
Из старой тетради сбылось и забылось
Пять сотен стихов про душу мою.

 

А город, как прежде, в рассеянном свете,
Слова к тем дверям не подходят уже…
Боюсь, что на свете теперь и не встретить
Тех снов, что загадками жили в душе.

 

От их возвращенья, от их воплощенья
Сгорели б страницы, а герои ушли
Туда, где зарницей поёт вдохновенье,
А прошлое спит, и прошлому снится,
Как тают следы в дорожной пыли.

 

 

 

Планета людей

Ты не помнишь, какими ветрами тебя занесло на планету людей.
До сих пор ты встречаешь знакомых под масками новых имён.
Раньше ты ходил по солнечным ладоням городских площадей,
И порой тебе казалось, что весь мир – это сон…
Но здесь неясно, кто спит, поэтому неясно, кто прав;
Однажды ты не смог отличить кровь мира от крови своей,
Отличить своё молчанье от молчанья камней и трав
На обочинах бесконечных дорог планеты людей.

 

Дороги далеки, осенний ветер рвёт провода,
Свистит суховей, льёт дождь, падает снег…
И кажется, что так было и будет всегда –
За железным веком наступает ещё более железный век.
А ты – что делать тебе с твоей болью, с твоей прямотой,
С твоими стихами и песнями против этих монет и мечей?
Превратиться в камень или стать придорожной травой?
Или пропустить через своё сердце всю боль планеты людей?

 

Здесь всегда было много боли – мечты о завтрашнем дне,
Тоска о вчерашнем, вопросы без ответов, снова бессонная ночь…
Чтобы расстаться, здесь достаточно сказать: «Иди ко мне!»,
Чтобы настрадаться вдоволь, надо постараться кому-то помочь.
Женщины полощут бельё, вдали кричит вороньё,
Кровь вечерней зари, чёрная ночь, бледный рассвет…
Ты ненавидишь планету людей за жестокость и за враньё,
Но, кроме дороги на планете людей, у тебя ничего нет!

 

Так что же делать? Время ведёт тебя, как конвой.
А однажды тебе захочется вернуться к подножиям белых облаков,
Отодвинуть сумерки, подышать дождём, прийти домой,
Подобрать слова к дверям, за которыми не нужно слов…
Тогда ты поймёшь, что не надо ни мечей, ни плетей, ни свинца,
Не надо спешить, кричать, не надо трагедий и новых идей –
Надо просто встать на дорогу и пройти её до конца,
Пройти до конца, простить и спасти планету людей.

 

 

 

* * *

Как не верить в силу Слова,
Если больше ничего
Нет на свете, если снова
Все дороги – для него.

Все дороги, все ответы,
Все следы в густой пыли,
Одинокие поэты
И хранители Земли.

Не смотри назад со страхом,
Не смотри с тоской вперёд:
То, что раньше было прахом,
В чистом Слове оживёт.

Зря боящийся дороги
Не торопится на свет;
Если мёртвых нет для Бога,
То для Слова – смерти нет.

А потом начнётся новый
Мир, где знают чудеса...
Вместо крови будет Слово,
Вместо крова – Небеса.

 

 

 

* * *

Отчего же над нашим домом
Зашумела листва тревожно?
Отголосок дальнего грома,
Или вор идёт осторожный?

 

Отчего набежали тени
На речную яркую воду?
Может, август, ветер осенний,
Переменится вдруг погода…

 

Отчего так кричали птицы
Хрипловатыми голосами,
Книги сами свои страницы
Перелистывали ночами?

 

Ночь пройдёт с неясными снами,
И с осенним серым рассветом
За туман дорога поманит –
На вопросы искать ответы.

 

 

 

* * *

И сказка начинается другая,
Когда под вечер выпадает снег.
Домашнее тепло в стакане чая,
Удачный день и позапрошлый век.

 

Чернильница и новая страница –
Пиши, чтоб кто-нибудь однажды смог
Забыть себя, поверить – и решиться
Пройти дорогой, скрытой между строк.

 

 

 

* * *

В бесконечном пространстве зрачка –
Бесконечное небо ночное.
Здесь мгновенья – года и века,
И ничто не нарушит покоя.


А дороги, надежды и сны,
Всё, что было и будет на свете, –
В мир тревожный соединены
Между двух бесконечностей этих.

 

 

 

* * *

Высокий дом на сумрачном холме.
Дорога в ночь, за дальний край заката.
Зима за поворотом, и во тьме –
Суровый профиль старого солдата.

 

Легенды древней крепкое вино
Пропитывает книжные страницы,
И то одно, что нам понять дано,
Придёт во сне, когда тебе не спится.

 

А ветер дальних, гаснущих времён
Вздыхает, всё такой же одинокий –
Там слишком жарко пламя, тёмен сон,
И ждут во сне опасные дороги.

 

Но, вдохновеньем взятый под арест,
Ликуешь ты, что сдался так бесславно.
Ты снова склонен к перемене мест,
А к перемене времени – подавно.